О поисках смысла
«Бывает, что привычные декорации рушатся. Подъем, трамвай, четыре часа в конторе или на заводе, обед, трамвай, четыре часа работы, ужин, сон; понедельник, вторник, среда, четверг, пятница, суббота, все в том же ритме -- вот путь, по которому легко идти день за днем. Но однажды встает вопрос "Зачем?". Все начинается с этой окрашенной недоумением скуки. "Начинается" - вот что важно. Скука является результатом машинальной жизни, но она же приводит в движение сознание. Скука пробуждает его и провоцирует дальнейшее: либо бессознательное возвращение в привычную колею, либо окончательное пробуждение. А за пробуждением рано или поздно идут следствия: либо самоубийство, либо восстановление хода жизни. Скука сама по себе омерзительна, но здесь я должен признать, что она приносит благо. Ибо все начинается с сознания, и ничто помимо него не имеет значения. Наблюдение не слишком оригинальное, но речь как раз и идет о самоочевидном. Этого пока что достаточно для беглого обзора истоков абсурда. В самом начале лежит просто "забота".

Изо дня в день нас несет время безотрадной жизни, но наступает момент, когда приходится взваливать ее груз на собственные плечи. Мы живем будущим: "завтра", "позже", "когда у тебя будет положение", "с возрастом ты поймешь". Восхитительна эта непоследовательность - ведь в конце концов наступает смерть. Приходит день, и человек замечает, что ему тридцать лет. Тем самым он заявляет о своей молодости. Но одновременно он соотносит себя со временем, занимает в нем место, признает, что находится в определенной точке графика. Он принадлежит времени и с ужасом осознает, что время - его злейший враг. Он мечтал о завтрашнем дне, а теперь знает, что от него следовало бы отречься. Этот бунт плоти и есть абсурд».

Этот фрагмент из знаменитого философского эссе Альбера Камю «Миф о Сизифе, или эссе об абсурде» когда-то, еще при первом прочтении в школьные годы, очень отозвался во мне. Действительно - зачем? Машинальность жизни, вереница однообразных дней, не будучи наполнена ничем, вызывает скуку, отвращение, возможно даже – усыпляет. Стоит ли жизнь того, чтобы ее прожить? - философ–экзистенциалист ставит вопрос очень прямо, от него не получится легко отмахнуться, если вы уже проснулись и восприняли его. Или все это – бессмысленный, сизифов труд?..

Вопрос о смысле закономерно возникает в определенные периоды жизни, в периоды переходные, когда происходят социальные, физические и психологические перемены. Очень часто, например, подростки задаются этим вопросом, и поставленный впервые он может быть очень мучительным. Подросток переживает телесные изменения, его отношения с окружающими меняются, авторитет родителей постепенно уменьшается, предстоит еще выбрать профессию… В другие периоды тоже будут изменения – и в 20, и в 30, и в 45 лет… Жизнь постоянно меняется, и на каждом повороте человек вновь выбирает, куда и как двигаться дальше – если конечно он сколь-нибудь сознательно относится к своему пути.
И сделав выбор, определив для себя какой-то удовлетворяющий, пусть временно, ответ, можно продолжить двигаться по избранной колее. Хотя конечно, пройдет время, и снова наступит кризисный момент – согласно одной из психологических теорий, кризисы случаются где-то раз в 7 лет. И снова возникнет тот же вопрос –и тогда возможно придется искать новое решение.

Помимо психологически закономерных кризисов, связанных с возрастными этапами и сменой жизненных задач, в общем-то общими для всех, порой мы оказываемся в своих индивидуальных кризисах. Кто-то вдруг теряет близкого человека, неожиданно распадается брак с любимым человеком, увольняют с работы – у всех есть что-то ценное, значимое, даже смыслообразующее, потеряв которое можно почувствовать себя словно скатывающимся с горы и снова встать перед тем же самым вечным вопросом…

«Смысл не только может, но и должен быть найден»
Таков важнейший вывод Виктора Франкла, знаменитого психиатра, прошедшего через концентрационный лагерь. Он обратил внимание, что при прочих равных в лагерях выживали не все, а те, кто находил смысл, устремленный в будущее. Кто-то планировал написать книгу, кто-то мечтал увидеться с женой или ребенком – иными словами, была какая-то цель за пределами наличной (в общем-то невыносимой) ситуации. А если человек вдруг узнавал, что его смысл не может быть реализован – например, приходила весть о смерти жены, воссоединение с которой было единственным смыслом, - то… человек мог заболеть и очень скоро умирал. Хотя реальные условия оставались неизменными,внутренние условия кардинально менялись. Именно последние, по наблюдениям В. Франкла, оказываются определяющими для способности человека перенести то, с чем его столкнула жизнь.

Потеря смысла, к счастью, не всегда так фатальна, мы можем какое-то время переносить фрустрацию смысла. Но это время будет окрашено депрессивным состоянием, апатией, потере интереса к тому, что интересовало и приносило удовольствие прежде. Это нормальный период, все через него так или иначе проходят, и он не длится вечно, хотя порой может затянуться (тогда человек переживает тяжелую депрессию). Важно помнить, смысл всегда может быть вновь найден. В своей работе с суицидальными пациентами я замечала, что те, кто пытается покончить с собой, не просто потеряли смыслообразующую ценность, но и буквально фиксируются на этом, у них формируется своего рода «туннельное видение», и они просто не могут увидеть, что то, что они потеряли – безусловно очень важный для них, но все же отнюдь не единственный смыл.

Пожалуй, нельзя найти смысл для всей жизни - если это не какой-то абстрактный философский принцип, конечно, но ему обычно недостает мотивирующей силы. Но всегда можно найти смыл для определенного этапа. Стоит прислушаться к себе, возможно какое-то время больше проводить с собой, прежде чем с головой бросаться в активность, напротив, дать себе время и возможность услышать себя, а не других. Ведь и гусеница не сразу становится бабочкой, и какое-то время она будет куколкой – внешне пассивной и погруженной в своего рода интроверсию, однако в действительности внутри будут происходить очень важные преобразования. Просто нужно время, чтобы совершилась эта почти волшебная трансформация.

Made on
Tilda